Верховный суд (ВС) рассмотрел редкий банкротный спор, который касается вопроса распределения ликвидационной квоты банкротящейся компании. В деле о банкротстве компании «Фетикор» (дело № А40-23687/17) денежные средства, оставшиеся после расчетов с кредиторами, делили между собой бывший участник, вышедший из компании за шесть лет до банкротства, но не получивший действительную стоимость доли, и нынешние собственники бизнеса. ВС признал, что бывший участник компании будет обладать приоритетом, если вышел из общества до начала имущественного кризиса. В иных случаях он будет получать выплату наравне с оставшимися участниками. 

ВС напомнил, что требования бывших участников о выплате действительной стоимости доли являются корпоративными и поэтому не могут конкурировать с требованиями других кредиторов. В первую очередь должны быть погашены требования последних. 

Закон о банкротстве не дает ответ на вопрос о том, кто обладает приоритетом при распределении ликвидационной квоты: бывший участник, требующий выплаты действительной стоимости доли, или нынешний участник.

По мнению ВС, ответ на этот вопрос зависит от того, когда было подано заявление бывшего участника о выходе из общества. Если оно было подано в момент, когда в компании уже был кризис, то приоритета у требования такого участника нет. Если же бывший участник вышел из общества до начала кризиса, то он может получить удовлетворение своих требований перед нынешними участниками, но после тех кредиторов, чьи требования были субординированы.

При этом если оставшиеся участники или недобросовестные кредиторы препятствовали бывшему участнику получить действительную стоимость доли (например, выводя активы, или создавая фиктивную задолженность), то суд может признать требование бывшего участника приоритетным по отношению к недобросовестным кредиторам.

ВС вывел это правило из принципа добросовестности. По его мнению, недобросовестный кредитор не может получить исполнение собственного обязательства до тех пор, пока не устранит последствия своего негативного поведения.

Нижестоящие суды уклонились от анализа этой проблемы, поэтому приняли неправильное решение. Они посчитали, что требование бывшего участника является корпоративным. Поэтому бывший участник в любом случае не может обладать приоритетом перед нынешними участниками. Они пришли к выводу, что выход участника не приводит к тому, что он получает большую, чем у остальных участников, гарантию при распределении имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов.

Экономическая коллегия с таким подходом не согласилась и направила дело на новое рассмотрение, указав, что суды должны были проверить доводы бывшего участника о том, что оставшиеся участники мешали ему получить действительную стоимость доли.