В августе 2022 года Верховный суд  РФ рассмотрел кассационную жалобу Паначева Л.Г., который оспаривал отказ суда апелляционной инстанции включить его требования в реестр требований участников строительства (РТУС) о передаче ему застройщиком 15 квартир. Рассмотрев жалобу, ВС РФ направил обособленный спор на новое рассмотрение в первую инстанцию. В деле “Паначева” Верховный суд посчитал возможным приравнять статус кредиторов-физических лиц в банкротстве застройщика к статусу юридических лиц в случае приобретения дольщиком значительного количества квартир. Суд признал таких дольщиков  профессиональными инвесторами — предпринимателями. Судом в определении от 22 августа 2022 года № 305-ЭС22-7163 были сформулированы следующие правовые позиции:

1) В ситуации приобретения гражданином значительного количества квартир в инвестиционных целях (для последующей перепродажи и получения прибыли) его требования к застройщику, находящемуся в банкротстве, не подлежат приоритетному удовлетворению в режиме требований участника строительства (подпункт 2 пункта 1 статьи 201.1, пункт 3 статьи 201.4, подпункт 3 пункта 1 статьи 201.9 Закона о банкротстве).

2)  Приобретение значительного количества квартир в инвестиционных целях не свидетельствует о злоупотреблении им правом (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), а указывает на необходимость квалифицировать долг перед ним таким образом, как если бы владельцем требования к застройщику являлось юридическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность (пункты 1 и 2 статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации), и расчеты с которым в силу подпункта 4 пункта 1 статьи 201.9 Закона о банкротстве осуществляются в четвертую очередь.

3) Само по себе приобретение гражданином более одной квартиры еще не свидетельствует об инвестиционном характере его требования. Не исключены ситуации, когда приобретение нескольких квартир обусловлено необходимостью обеспечить потребности в жилище не только гражданина, но и членов его семьи, иных близких лиц. В таком случае суд должен вынести вопрос о целях заключения договора в отношении нескольких квартир на обсуждение сторон (применительно к части 1 статьи 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), что в данном случае сделано не было. Если часть квартир приобретены в потребительских целях, а иная часть – в инвестиционных, требования кредитора подлежат включению в реестр исходя из их правовой природы.

4) Ошибочны и выводы судов, указавших, что действующим законодательством ограничена до 120 кв. м площадь помещения, приобретаемого физическим лицом – участником долевого строительства. В силу пункта 2 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются. При этом в действующем законодательстве отсутствуют положения, предусматривающие ограничения по площади жилого помещения, приобретаемого участником долевого строительства.

5)     Если бы по результатам проверки целей приобретения квартир было установлено, что требования (их часть) носили инвестиционный характер, они подлежали включению в четвертую очередь реестра как обеспеченные залогом тех квартир, которые причитались ему как покупателю по условиям договора долевого участия в строительстве.

Более подробный анализ правовой позиции ВС РФ приведен в моей публикации “В РТУС им не место!”.    

     Изменение практики ВС РФ прямо затронуло интересы моих четырех доверителей, которые заявили требования о включении в РТУС в Арбитражный суд Московской области. Все они приобрели более одной квартиры по договорам долевого участия в строительстве в период 2018-2019 годов (дело А41-65911/2019). При первичном рассмотрении дела, требования доверителей были удовлетворены, они были включены в РТУС. Однако, определения суда первой инстанции обжаловал Фонд защиты прав дольщиков Московской области, утверждая, что это дольщики являются профессиональными инвесторами, их требования должны быть учтены в четвертой очереди реестра требований кредиторов как денежные. По итогам рассмотрение жалоб, кассационная инстанция направила дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На момент подготовки настоящей статьи прошло более одного года с момента опубликования позиции ВС РФ по делу № 305-ЭС22-7163. На протяжении всего времени мною отслеживалась судебная практика по аналогичным делам и особенно, практика Арбитражного суда Московского округа по спорам о включении в РТУС  значительного количества квартир. Анализ судебной практики позволил сделать следующие наблюдения:

1) Арбитражный суд Московского округа после опубликования Определения ВС РФ по делу “Паначева” начал отменять судебные акты первой и второй инстанции, направляя обособленные споры на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    В рамках дела №А41-65911/2019, где интересы доверителей представлял я совместно со своей коллегой постановлениями Арбитражного суда Московского округа от 30.08.2022, 31.08.2022, 26.09.2022, 14.11.2022 года, а также в рамках дела №А41-34148/2020 постановлением от 20.09.2022,  в рамках дела №А41-34210/20 постановлением от 26.09.2022 дела обособленные споры были направлены на новое рассмотрение в суд первой инстанции в целях установления судом целей приобретения жилья.

Следует также отметить, что в рамках дела №А41-34210/20 (дело “Паначева”) после рассмотрения дела в суде первой и апелляционной инстанции постановлением Арбитражного суда Московского округа от 29 августа 2023 г. дело было вновь направлено в суд первой инстанции для установления цели приобретения им квартир. Суд указал на то, что вопрос о том, для каких целей приобретались все 30 квартир (например, имелись ли среди них те, которые приобретены для потребительских целей), судами по существу вновь исследован не был.

2) Арбитражный суд Московского округа согласился с выводами судов нижестоящих инстанции об отказе в понижении очередности требований кредитора

        В рамках дела   №А41-44407/18 Фонд развития территорий предпринял попытку через суд понизить требования двух кредиторов до четвертой очереди.

Требования кредитора У. о передаче 18 квартир были включены в РТУС, требования А. о передаче 42 квартир также были включены в РТУС. Фонд заявил требования о том,  что указанные кредиторы осуществляли инвестиционную деятельность, так как приобрели значительное количество квартир и потребовал от суда включить их требования в четвертую очередь реестр кредиторов, как денежные требования.

По указанным спорам суд первой инстанции отказал Фонду, определение подержала и апелляционная инстанция. При рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, суд пришел к выводу об отказе в жалобах Фонда и оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций постановлениями от  20 июля 2023 года. Суд указал на то, что суд первой инстанции пришел к правомерному и обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных фондом требований, поскольку изменение очередности и формы учета требования фактически означает пересмотр судом первой инстанции ранее принятого им же судебного акта, что в силу действующего процессуального закона недопустимо.

 3) Арбитражный суд Московского округа согласился с выводами судов нижестоящих инстанции об отсутствии инвестиционного интереса при приобретении нескольких квартир

В рамках дела №А41-67767/22 суд пришел к выводу о том, что приобретение трех квартир не свидетельствует об инвестиционной деятельности физического лица. Как установил суд апелляционной инстанции, “ Г. является владельцем трех квартир с условными номерами 135, 186 и 187 в доме по адресу: Московская обл., г. Домодедово, ул. Ледовская. Квартира N 135 оплачена в полном объеме и приобреталась заявителем для своих родственников с целью переезда к новому месту жительства из закрытого территориального образования Краснознаменск и улучшения жилищных условий, а квартиры N 186 и N 187 были приобретены с целью улучшения жилищных и бытовых условий заявителя и членов его семьи.”

     Складывающая судебная практика позволяла настаивать на включении в РТУС как минимум одной квартиры дольщика. Если у должника имеются родственники, не обеспеченные жильем, можно ссылаться на указанное обстоятельство для увеличения количества квартир, подлежащих включению в РТУС. Именно эти доводы приводились мной при рассмотрении дела в первой инстанции на втором круге. Несмотря на это, суд первой инстанции при повторном рассмотрении дел, ссылаясь на отсутствие необходимости в улучшении жилищных условий кредиторов, отказал им во включении требований в РТУС и включил их требования как денежные в четвертую очередь реестра требований кредиторов.  Определения суда первой инстанции поддержала апелляция.  Подобные судебные акты были приняты по заявлениям трех доверителей, требования четвертого доверителя в настоящий момент не были рассмотрены судом первой инстанции.

   В интересах приведенных трех доверителей были поданы кассационные жалобы в Арбитражный суд Московского округа. Жалобы были рассмотрены кассационной инстанцией и достигнуты на текущий момент следующие результаты:

1) Доверитель В. претендовала на  четыре приобретенные ею квартиры, так как имеет близких родственников, не обеспеченных жильем. Суд кассационной инстанции отменил судебные акты первой и второй инстанции, направив дело на новое (третье по счету) рассмотрение дела в суд первой инстанции, указав:   “В данном случае для проверки довода о том, с какой целью В. приобретала несколько квартир – с целью осуществления инвестиционной деятельности или в целях личных потребностей по улучшению жилищных условий, необходимо было установить наличие или отсутствие жилых помещений в собственности у В. и членов ее семьи. Судами первой и апелляционной инстанций указанные обстоятельства не были установлены, материалы дела не содержат соответствующие доказательства.”

   2) Доверитель О. претендовал на 7 квартир, однако не имел иных близких родственников, жилищные потребности которых бы они удовлетворяли. Суд кассационной инстанции отменил судебные акты первой и второй инстанции. Суд включил требования доверителя в РТУС в отношении большей по площади (трехкомнатной) квартиры, в части остальных квартир, их стоимость как денежные требования были включены в четвертую очередь реестра требований кредиторов.

3) Доверитель О. претендовала на  одиннадцать приобретенных ею квартир. Она представила в суд сведения о четырех близких родственниках, нуждающихся в жилье. Суд кассационной инстанции отменил судебные акты первой и второй инстанции, направив дело на новое (уже третье по счету) рассмотрение дела в суд первой инстанции в целях проверки доводов кредитора о необходимости обеспечения индивидуальным жильем ее и ее родственников.

      С доводами кассационной жалобы можно ознакомиться по ссылке. Тезисы  кассационной жалобы и приведенная мною практика возможно будут полезны в других подобных делах, где Фонд защиты прав дольщиков предпринимает активные действия по лишению дольщиков возможности получить жилье, объявляя их профессиональными инвесторами — предпринимателями.

    Адвокат Титов Александр Сергеевич, г.Москва