Поводом для написания этого поста стало дело, которое будет рассмотрено СКЭС ВС РФ в августе. Судьям предстоит решить следующий вопрос: в какую очередь должны включаться требования кредитора, связанные с компенсацией морального вреда, возникшего вследствие гибели сына кредитора. Нижестоящие суды включили данное требование в третью очередь реестра, однако судья ВС Ксенофонтова Н.А. Определением ВС РФ от 28.06.2023 по делу N А32-36241/2021 передала дела на рассмотрение коллегии, указав при этом, что:

«Доводы кредитора о том, что все заявленные требования возникают из правоотношения вследствие причинения вреда жизни и здоровью и их очередность в силу пункта 4 статьи 134 названного Закона определяется характером спорного правоотношения, неосновательно проигнорированы».

Рассмотрим возможные подходы к определению очереди компенсации морального вреда в банкротстве.

Подход №1: Моральный вред всегда включается в третью очередь реестра 

Собственно именно этой концепции придерживались нижестоящие суды в деле, которое будет рассматривать ВС РФ:

«требование о компенсации морального вреда исключено законодателем из числа требований, подлежащих включению в первую очередь, в связи с чем, подлежит отнесению к требованиям кредиторов третьей очереди реестра». 

постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.02.2023 по делу N А32-36241/2021

Примечательно, что в ряде «отказных» определений такая позиция также нашла поддержку:

Определение Верховного Суда РФ от 29.09.2022 N 307-ЭС22-16787 по делу N А05-1192/2021 (судья ВС Зарубина Е.Н.)

Определение Верховного Суда РФ от 12.12.2019 N 309-ЭС19-22787 по делу N А76-717/2019  (судья ВС Корнелюк Е.С. — у нее же есть еще один акт со схожей позицией Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2023 N 307-ЭС23-7178 по делу N А56-71509/2019) 

Поддерживают ее и суды нижестоящих инстанций (например: Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 15.09.2022 N Ф10-3539/2022 по делу N А68-6248/2021 — дело примечательно тем, что суд отдельно отметил, что независимо от своего характера любая компенсация морального вреда включается в третью очередь, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.04.2023 N Ф04-7459/2022 по делу N А75-20500/2020, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.07.2022 N Ф04-2963/2019 по делу N А03-10687/2017, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.05.2022 N Ф07-4605/2022 по делу N А05-1192/2021, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.12.2021 N Ф07-16711/2021 по делу N А13-21085/2019 , Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.02.2023 N Ф07-20110/2022 по делу N А56-71509/2019 — хотя в этом деле кредитор стал «опоздавшим», Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.10.2019 N Ф09-6788/19 по делу N А60-48012/2018).

Логика этого подхода состоит в следующем:

Законодатель, приняв ФЗ от 29.06.2015 № 186-ФЗ, исключил из числа требований, формирующих первую очередь реестра, возмещение морального вреда. Из этого суды делают довольно простой вывод: воля законодателя была направлена на то, чтобы лишить такие требования «привилегированного» статуса. Хотел ли именно этого достичь законодатель? 

В пояснительной записке (общая цель закона была направлена на «повышение ответственности за нарушение сроков выплаты заработной платы», но как это часто бывает охватывал куда бОльший круг вопросов) к законопроекту (https://sozd.duma.gov.ru/bill/316848-6) указано следующее: 

«Законопроектом предлагается исключить из состава требований первой очереди, не относящихся к требованиям по текущим платежам (пункт 4 статьи 134 Закона о банкротстве), требования о компенсации морального вреда. В этом случае эти требования будут автоматически отнесены к требованиям, которые удовлетворяются в третью очередь <…> Реализация данных предложений позволит повысить вероятность удовлетворения требований об оплате труда, как наиболее значимых и крупных по объему по сравнению с требованиями о компенсации морального вреда и о выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности». 

Таким образом, замысел законодателя был направлен на попытку защиты интересов «трудящихся» за счет понижения в очередности требований по моральному вреду. Впрочем, такой подход не позволяет объяснить, почему в ситуации компенсации морального вреда, связанного с ущербом жизни или здоровью нужно включать такое требование в третью очередь реестра. Логично ли это с учетом того, что вред жизни и здоровью получает приоритет над «трудовыми» требованиями? Представляется, что нет. 

Подход №2: Моральный вред всегда включается в первую очередь реестра

Данный подход по сути применялся по действующему закону №127 2002 года до внесения в него изменений ФЗ от 29.06.2015 № 186-ФЗ. В настоящий момент для применения такого подхода нет оснований (хотя его отголоски в законе сохраняются, см. например п.5 ст. 213.28 Закона о Банкротстве о «несписываемых» требованиях при банкротстве гражданина), даже если ВС РФ выведет возможность включения морального вреда в первую очередь реестра из-за его связи с вредом жизни и здоровью. 

Необходимо сделать важную оговорку, что моральный вред взыскивается в различных ситуациях. Наиболее наглядно особенность конструкции морального вреда видна в тексте п.1-3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2022 № 33 «О практике применения судами норм о компенсации морального вреда», где прямо указывается, что в понятие морального вреда входит как компенсация за нравственные или физические страдания, причиненные в связи с посягательством на нематериальные блага или личные неимущественные права (которые не ограничиваются жизнью и здоровьем), так и компенсация за нарушение имущественных прав граждан (последняя взыскивается только в случаях, установленных в законе; достаточно установить сам факт нарушения права). 

Очевидно, что условий и случаев, когда может взыскиваться компенсация морального вреда значительно больше, чем те, которые могут быть выведены из действующих сейчас правил отнесения кредиторов к первой очереди реестра. В связи с этим, исходя из действующей редакции закона, следует констатировать непригодность применения подхода «все или ничего». С политико-правовой точки зрения такой подход  неоправдан, поскольку иначе закон приводил бы к странным результатам. Например, моральный вред, взысканный в пользу кредитора-потребителя за нарушения его прав погашался бы в первую очередь, а собственно требование о возмещении убытков только в третью. Такая дифференциация в данном примере не имеет очевидного основания.

Подход №3: Моральный вред всегда включается в третью очередь реестра, но удовлетворяется по правилам «штрафных» санкций 

Некоторые суды ранее придерживались указанной позиции (см. например Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24.09.2020 N Ф09-5172/20 по делу N А76-35679/2017, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.01.2023 N 09АП-81043/2022 по делу N А40-23930/2022, Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.03.2022 N 18АП-1456/2022 по делу N А47-14201/2020). 

Однако такая позиция очевидна неверна, поскольку моральный вред носит (или по крайне менее должен носить) компенсационный характер. На это в свое время ориентировал ВС РФ с опорой на практику ЕСПЧ (см. например п.18 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016). Аналогичная идея вытекает из смысла п.30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2022 N 33 «О практике применения судами норм о компенсации морального вреда». 

Доктрина также поддерживает такой подход. Для краткости ограничусь небольшой цитатой И.А. Покровского:

«Конечно, какая-либо точная оценка нравственного вреда невозможна, но вопрос идет, собственно, не об оценке, а о предоставлении потерпевшему некоторого удовлетворения, некоторой компенсации за перенесенное».

(https://www.voxlegis.studio/novoselova — сделаю ссылку на аудиозапись для удобства)

В целом ВС РФ уже указывал, что п.3 ст. 137 Закона о Банкротстве, понижающий санкции в очередности, к моральному вреду не применим. (п.2 Обзора судебной практики разрешения споров о несостоятельности (банкротстве) за 2022 г. (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2023 — позиция была основана на Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2022 N 302-ЭС21-22468 по делу N А19-8144/2021). Вместе с тем, забавно, что в одном из «отказных» определений судья И.А. Букина сделала вывод, что такие требования:

«подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов в порядке пункта 3 статьи 137 Закона о банкротстве» Определение Верховного Суда РФ от 30.09.2022 N 309-ЭС22-16935 по делу N А47-14201/2020

Данный подход является наименее привлекательным, поэтому его следует отвергнуть как минимум в части защиты нематериальных благ. Впрочем можно обсуждать природу компенсации морального вреда за нарушение имущественных прав, где, допускаю, может встать вопрос о наличии «карательного» элемента. Кроме того, в российской литературе штрафной элемент в моральном вреде видят, например, в повышенном размере компенсации за недостоверные сведения об известной персоне <1> , поэтому в целом такая квалификация в отдельных случаях может обсуждаться, но вряд ли должна рассматриваться в качестве основного правила.

Подход №4: Моральный вред включается в первую или третью очередь реестра в зависимости от природы требования

Наиболее сбалансированный подход, который позволяет более нюансировано решать вопрос «очередизации» морального вреда. Мне он кажется симпатичным и я его уже ранее высказывал в рамках своего исследования проблемы недобровольных кредиторов <2>. 

Следует исходить из довольно простой логики: физические или нравственные страдания могут быть связаны с вредом жизни и здоровью, поэтому будет неправильно предоставлять  приоритет по требованиям из имущественного вреда, а по возмещению неимущественного вреда — нет. В конце концов основное отличие имущественного вреда от неимущественного — невозможность изменить или отменить страдания, которые понес потерпевший в последнем случае, что компенсируется денежной выплатой. В такой интерпретации п.4 ст.134 Закона о Банкротстве есть аргументы к отнесению морального вреда в состав первой очереди. 

А что делать с моральным вредом в рамках трудовых отношений при таком подходе? В целом логично исходить из узкого толкования второй очереди требований кредиторов. В одном из отказных определений был рассмотрен именно такой сюжет: требование о взыскании задолженности по заработной плате и компенсации за нарушение сроков трудовых выплат включено во вторую очередь реестра требований кредиторов должника, а требование о взыскании компенсации морального вреда — в третью очередь реестра (Определение Верховного Суда РФ от 26.04.2022 N 301-ЭС22-5596 по делу N А28-3209/2021, Определение Верховного Суда РФ от 31.05.2023 N 305-ЭС23-1050(3) по делу N А40-178122/2021, Определение Верховного Суда РФ от 07.08.2020 N 301-ЭС20-10233 по делу N А29-17026/2018). Получается, что и иные случаи, когда допускается компенсация морального вреда, будут попадать в третью очередь. 

Впрочем у данного подхода есть и недостаток, который связан с токованием категории «вред жизни и здоровью». При его чрезмерно расширительном толковании может получиться так, что большое число требований будет попадать в первую очередь. Где в таком случае будет лежать граница между первой и третьей очередью реестра для морального вреда? Все физические и нравственные страдания — первая очередь, а моральный вред за нарушение имущественных прав — третья? Вопрос не самый простой. Остается надеется, что ВС РФ поставит точку в данном вопросе, высказав развернутую позицию по правилам определения очередности компенсации морального вреда.

Источники:

<1>  Гражданское право : учебник: в 4 т. / отв. ред. Е. А. Суханов. — 2-е изд., перераб. и доп. — Москва: Статут, 2020 — с. 486

<2> Григорьев В.И. Недобровольные кредиторы: есть ли им место в российских законодательстве и доктрине? // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2022. N 12. С. 162 — 199. (https://zakon.ru/publication/igzakon/10130?ysclid=lk0y8img1t739555067)