Добрый день, коллеги! Запаситесь попкорном и газировкой 🍿 .

Все те, кто специализируется на сопровождении процедур несостоятельности (банкротства) должников, знают, что любая процедура – «бег с препятствиями».

Однако, стоит обратить внимание, что в настоящее время в производстве судов находятся всего две процедуры банкротства юридических лиц, которые занимались производством кинофильмов. Две процедуры, Карл!

 В связи с этим, существует дефицит судебной практики по спорным вопросам, возникающим в процедуре, также процедура осложнена наличием активов должников в виде результатов интеллектуальной деятельности, а точнее исключительной лицензии на данные результаты (не знаю, как у вас, а у меня уже появляются мурашки по коже).

Если категории должников, которые проходят процедуры банкротства, можно было бы соотнести с жанрами фильмов, то категорию дел о банкротстве кинокомпаний я бы отнес к фильмам ужасов. И вот почему: представьте, что вы кредитор в подобной процедуре, решили посмотреть актив должника, который расположен на всех известных интернет площадках (ivi, оkko, kion, кинопоиск и тд.). Начнем…

 ВСТУПИТЕЛЬНАЯ ЗАСТАВКА

Кстати, сразу советую обратить внимание на таблички, которые всплывают на экране при вступительной заставке перед началом фильма (красивые картинки с аббревиатурами, содержащие наименование юр. лиц) – представленные в них компании на 90% будут вашими оппонентами в данной процедуре.

Дабы не растягивать текст и не описывать процедуру наблюдения, переходим к интересному: к конкурсному производству, а, если быть точнее к процедуре инвентаризации и проведению оценки имущества должника.

Проводим оценку стоимости активов должника, а конкретней, оцениваем рыночную стоимость прав на аудиовизуальное произведение, принадлежащее должнику.

Параллельно предвкушаем заоблачную стоимость актива, исходя из того, что фильм популярный, имеет высокий рейтинг, транслируется на всех известных площадках, а затраты на его создание составляют сотни миллионов рублей.

Получаем отчет об оценке и удивляемся: цифра, указанная в отчете, невероятно мала. Не верим своим глазам и проводим анализ, как такое возможно.

Пунктом 2 статьи 1229 ГК РФ установлено, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (кроме исключительного права на фирменное наименование) может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно.

В данном случае, каждый из правообладателей может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению, взаимоотношения лиц, которым исключительное право принадлежит совместно, определяются соглашением между ними, распоряжаются результатом правообладатели также совместно. Доходы от совместного использования интеллектуальной деятельности распределяются в равных долях, либо в такой пропорции, которую они предусмотрят в соглашении.

Таким образом, свойство исключительности права заключается не в том, что «право принадлежит исключительно одному лицу, а в том, что оно закрепляется исключительно за лицом или лицами определенным законом и по основаниям, им установленным»[1].

Итак, в ходе анализа документов выявляем, что между должником и третьим лицо заключены, например, следующие договоры: соинвестиционный договор, по которому в создании аудиовизуального произведения участвовали должник и третье лицо (или третьи лица), а также соглашение о реализации прав на созданное от совместных инвестиций аудиовизуальное произведение.

Проводим анализ указанных соглашений и получаем следующий результат: стороны согласовали, что распоряжение аудиовизуальным произведением происходит совместно и только с разрешения какой – либо из сторон, право на заключение лицензионных договоров на транслировании произведения на территории РФ предоставлено не должнику, а второму участнику соглашения, роялти (вознаграждение от использования) также поделено в определённой пропорции между сторонами.

По результатам анализа всей ситуации приходим к выводу, что действительно, кажущийся баснословно дорогим актив должника, по факту таковым не является, более того, получается, что возможна реализация не самого актива, как такового, а лишь определённых прав по его использованию. Конечно, при сложившейся ситуации активы должника вызывают интерес лишь у того лица, с которым указанные права в использовании аудиовизуального произведения поделены по договору, в связи с тем, что реализация по факту продается не сам фильм, а лишь ограниченные права на него.

К чему я это все? А да, данным текстом я пытаюсь предостеречь коллег, которые могут оказаться участниками подобных дел о банкротстве, и информирую о том, на что необходимо обратить внимание, в том числе, с целью не пропустить истечения срока давности для обращения в суд с заявлением о защите своих прав.

Забегая вперед могу сказать, что кроме данной ситуации впереди еще много интересного, в том числе, и невозможность заключить должником лицензионных соглашений на использование произведения каким-либо образом без согласия третьего лица, сложность процесса взыскания дебиторской задолженности с дистрибьютеров в виде роялти и тому подобное, но это совсем другая история.

to be continued   

В главной роли: Артём Геннадьевич.

Продюсер: Наталья Александровна.


[1]  Дозорцев В.А. Понятие исключительного права // Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: сб. ст. М., 2003. С. 120