В России существует целевое обучение. Абитуриент поступает в вуз по направлению (и за счёт) от государственного ведомства или предприятия. По окончанию учёбы выпускник обязан трудоустроиться в ведомство или предприятие, которое оплачивало учёбу.   

Если выпускник отказывается от трудоустройства, либо раньше времени расторгает договор, то с него взыскивается сумма, затраченная на обучение. 

Мне стало интересно, спишет ли суд данную задолженность в случае банкротства? В судебной практике нет единого подхода. 

1. Суд не освободит от обязательств по долгам за целевое обучение

Для начала примеры, когда суд не освободит от названного вида обязательств. Приводить буду основные тезисы и выводы судов. 

Позиции судов

Дело № 1 

  • Увольнение Должника состоялось на основании его раппорта, без уважительных на то причин, без возмещения государству затрат на его обучение и вещевое довольствие, что не отвечает критериям добросовестного поведения. Разумного обоснования досрочного увольнения из подразделения ведомства и лишения себя ежемесячного дохода в сумме более 60 000 руб. без перспектив дальнейшего трудоустройства должником не представлено. — (прим.: интересно, на основании чего суд сделал вывод о перспективах)?  
  • Перед подачей раппорта на увольнение Должник не принял мер по установлению суммы задолженности, которые ожидались от добросовестного участника гражданского оборота в сходных обстоятельствах, на индивидуальную беседу к начальнику не прибыл; 
  • Производство по делу о банкротстве возбуждено по заявлению самого должника при наличии единственного кредитора -Ведомство. Обращение гражданина с заявлением о признании его несостоятельным было направлено на списание задолженности, подтвержденной решением суда, что свидетельствует о злоупотреблении им своими правами (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 01.12.21 по делу № А82-11426/20 ).

Дело № 2  

  • Поведение должника в данном случае может быть расценено в качестве злостного уклонения от исполнения обязательств, поскольку должник намеренно уклонился от исполнения соглашения о добровольном возмещении затрат на обучение предусматривавшего рассрочку исполнения обязательства на три года, обратившись в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом еще до взыскания с него задолженности в судебном порядке (Постановление 1ААС от 30.11.2022 по делу № А11-5171/21 ). 

Дело № 3  

  • Должник совершил преступление, в результате которого произошло увольнение должника со службы и возникновение обязательства по возмещению расходов уголовно-исполнительной системе, затраченных на обучение должника. Учитывая вышеизложенные, подтверждается заведомое недобросовестное поведение должника в правоотношениях с Ведомством (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.06.20 по делу № А28-10929/18).  

Особое внимание я обратил на то, что некоторых случаях суды приравнивают сам факт неисполнения обязательств к недобросовестному поведению. Так как речь применительно к банкротству, то считаю данный вывод ошибочным. Более подробно об этом ниже. 

2.Суд освободит от обязательств по долгам за целевое обучение

Теперь к делам,  в которых суды освободили должника от обязательств.

Позиции судов: 

Дело № 1

  • Обстоятельства, послужившие действительной причиной отчисления должника из числа курсантов, не раскрыты. Из имеющихся в материалах дела документов, а также из формулировки соответствующего приказа «нежелание учиться» не следует однозначного вывода о недобросовестном поведении должника, исключающего освобождения от дальнейшего исполнения требований кредиторов при завершении процедуры реализации имущества (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 15.09.2023 по делу № А36-608/22 ).

Дело № 2

Данный пример требует комментария, в какой-то мере, он не совсем подходит к обсуждаемому вопросу.  

ГБУЗ СО «Сызранская городская поликлиника» организовало обучение девушки по программе специалиста «Педиатрия» с 6-летним сроком обучения. Поликлиника ожидала, что по окончанию учёбы, девушка будет работать у них.  

Окончив учёбу, девушка захотела пройти обучение по программе «Офтальмология» (то есть, поступить в ординатуру). Просила Поликлинику направить ее на послевузовскую подготовку по специальности «Офтальмология», без отработки в должности педиатра.   

К соглашению стороны не пришли. На обучение по программе «Офтальмология» девушку направило ГБУЗ «Самарская областная клиническая офтальмологическая больница имени Т.И. Ерошевского»  

Спустя два года обучения, во исполнение договора на образование, девушку трудоустроилась в ГБУЗ «Самарская областная клиническая офтальмологическая больница имени Т.И. Ерошевского».  

Поликлиника же решила, что выпускница уклонилась от исполнения обязательства. Далее суд и банкротство.  

От обязательств девушку освободили. Среди прочего суд кассационной инстанции отметил: что оба договора на обучение заключены за счет одного источника финансирования — бюджетных ассигнований соответствующего бюджета (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 08.06.2022 по делу № А55-3034/21). 

3. Комментарий 

На мой взгляд, отказ в списании долгов по основанию недобросовестного поведения — ошибка. В приведенных примерах получается, что суды относят к недобросовестному поведению сам факт неисполнения денежного обязательства. При таком подходе получается, что неисполнение любого денежного обязательства — это недобросовестное поведение, которое приводит к отказу в списании долга.  

Под недобросовестным действием должника (применительно к банкротству) понимается всё же другое. Одного факта неисполнения денежного обязательства недостаточно. 

Несмотря на это, считаю, суды принявшие решения об отказе в освобождении от обязательств скорее правы. В примере с задолженностью по целевому обучению мы сталкиваемся с обязательством, которое возможно следует относить к категории не списываемых обязательств (либо списываемых, но при наличии определенных условий).  

Обоснование 

Как правило, учёба в ВУЗе начинается с 17 – 18 лет. В этом возрасте у гражданина может не быть активов или их мало (единственное жилье в расчет не берем). Не всегда студенты трудоустраиваются во время учёбы, т. е. источник постоянного дохода отсутствует.  

Представим, что вчерашний школьник пытается взять кредит на обучение в банке. Высока ли вероятность, что кредит дадут без поручительства родителей? Полагаю, что нет, слишком высок риск невозврата.  

Спонсируя же целевое обучение, учреждение фактически инвестирует в будущего работника.  

На момент окончания учёбы финансовое положение выпускника может не измениться, активов нет, работать ещё не начал. Если договорное обязательство по трудоустройству не исполняется, то у гражданина могут возникнуть признаки неплатежеспособности.  

При таких условиях, он может извлечь выгоду из своего положения за счёт банкротства. Высшее образование получено, а долги списываются.  

4. Зарубежный опыт

В США распространены студенческие кредиты на обучение, которые выдаются государством и банками. До 1976 г. они списывались банкротством. Затем правила начали постепенно ужесточать, суды стали отказывать в списании. 

В 1987 г. появился «Тест Бруннер», выполнение которого приводит к списанию студенческого кредита. Тест назван в честь Мари Бруннер, которая пыталась списать долг по студенческому кредиту.  

Для того, чтобы списать кредит на учёбу, заявитель должен доказать наличие «неоправданных трудностей». Трудности состоят из трех элементов:  

  • Заявитель не сможет поддерживать минимальный уровень жизни для себя и своей семьи, если будет вынужден выплачивать кредиты. Например, платить за аренду, еду, коммунальные услуги и нести расходы на автомобиль; 
  • Текущее финансовое положение заявителя вряд ли улучшится в течение периода погашения долга. Критики теста отмечают, что фактически таким доказательством является инвалидность, которая может препятствовать росту зарплаты; 
  • Заявитель прикладывал добросовестные усилия для погашения студенческого кредита.  

«Тест Бруннер» подвергается критике даже со стороны судей по банкротству. Его называют слишком узким, не отражающим реальность.  

Отмечу, что схожий тест применяется и в Дании.