По словам Генри Резника, сейчас есть два дела, которым палата уделяет пристальное внимание. Речь идет о деле об избиении в Чечне Александра Немова и об аресте защитников Алексея Навального (Вадима Кобзева, Игоря Сергунина и Алексея Липцера), которых Росфинмониторинг включил в перечень экстремистов и террористов.  

Эти случаи заставляют вспомнить слова Черномырдина: «Никогда такого не было, и вот опять».

Генри Резник

Резник рассказал, что ФПА моментально отреагировала на нападение на Немова. В первую очередь палата написала в Администрацию президента. По мнению председателя комиссии, именно реакция Кремля помогла добиться возбуждения дела, а не затягивания доследственной проверки. Изначально дело возбудили только за причинение легких и средних повреждений, но затем его переквалифицировали на более тяжкий состав. 

Адвокат отметил, что в этом деле применили редкую ст. 296 УК, связанную с угрозой или применением насильственных действий к защитнику в связи с его профессиональной деятельностью. Сейчас следствие изучает видеозаписи, которые сделал сам Немов, а параллельно рассматривается ходатайство об изменении подследственности. «Мы не поддаемся иллюзиям, поскольку дело расследуют в Чечне, но работа действительно идет», — уточнил Резник.

Дело адвокатов Навального председатель комиссии называет крайне неприятным. Резник полагает, что дело засекретили не только от сторонних лиц, но и от самих адвокатов, поскольку есть некая неопределенность. Обвинение ссылается на передачу защитниками преступной информации в адрес ФБК*, но как именно она передавалась — неизвестно. 

Если это устные сведения, оглашенные во время свиданий с подзащитным, то содержание таких разговоров охраняется адвокатской тайной. Сейчас защитники пытаются выяснить, что это была за информация и было ли судебное решение на прослушивание бесед адвокатов с Навальным. 

* Организация признана экстремистской и ликвидирована.