Многие знают про возможность привлечения контролирующих организацию (должника) лиц (КДЛ) к субсидиарной ответственности. Но в массовом сознании этот способ защиты нарушенных прав кредиторов неотрывно связан с процедурой банкротства организации.

В данной статьей я дам ответы на следующие вопросы:

  • Что такое субсидиарная ответственность?
  • Какие основания предусмотрены законом для привлечения к субсидиарной ответственности?
  • В каких случаях к субсидиарной ответственности можно привлечь вне дела о банкротстве? 
  • Как распределяется бремя доказывания при привлечении к субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве?

Что такое субсидиарная ответственность?

На самом деле, это очень обширная тема с точки зрения всего гражданского права. Однако позволю себе дать краткое определение субсидиарной ответственности применительно к процедуре банкротства.

Субсидиарная ответственность – дополнительная (по отношению к основному должнику) ответственность контролирующих лиц за действия (бездействие), которые способствовали наступлению признаков банкротства должника или препятствовали формированию конкурсной массы для последующих расчетов с кредиторами.

Проще говоря, это возложение на руководящих лиц организации-должника обязанности расплатиться по долгам этой организации в случае, если они довели должника до банкротства или препятствовали поиску и реализации активов организации, что привело к невозможности погасить долг перед кредиторами.

На практике это выглядит следующим образом: суд выносит решение о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности путем взыскания с них денежных средств в размере реестра требований кредиторов (непогашенные требования по итогу реализации конкурсной массы).

Какие основания привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве предусмотрены законом?

Статьи 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве предусматривают следующие основания для привлечения к субсидиарной ответственности КДЛ:

  • Доведение общества до банкротства путем совершения убыточных сделок, результатом которых стало появление у общества признаков банкротства;
  • Неподача заявления на банкротство общества (размер субсидиарной ответственности формируется за счет требований кредиторов, возникших после возникновения признаков неплатежеспособности);
  • Непередача бухгалтерской документации, ведение которой обязательно для общества (в таком случае предполагается, что конкурсная масса не была сформирована в результате такого бездействия).

В каких случаях к субсидиарной ответственности можно привлечь вне дела о банкротстве?

Контролирующие должника лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по следующим основаниям:

  • Общество исключено из ЕГРЮЛ.
  • В отношении общества прекращена процедура банкротства в связи с отсутствием источников финансирования (на стадии проверки обоснованности заявления о признании банкротом).

Нормы, предусматривающие возможность привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности в связи с исключением общества из ЕГРЮЛ отражены (для общества с ограниченной ответственностью) в п. 3.1 ст. 3 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», в соответствии с которым:

«Исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества».

О возможности привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности в связи с прекращением процедуры банкротства должника на стадии проверки обоснованности заявления говорит Верховный Суд РФ в п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»:

«По смыслу пунктов 3 и 4 статьи 61.14 Закона о банкротстве при прекращении производства по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом (до введения первой процедуры банкротства) заявитель по делу о банкротстве вправе предъявить вне рамок дела о банкротстве требование о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, если задолженность перед ним подтверждена вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона. В этом случае иные лица не наделяются полномочиями по обращению в суд вне рамок дела о банкротстве с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности».

Таким образом, право на подачу такого заявления вне дела о банкротстве появляется с момента исключения общества из ЕГРЮЛ или с момента прекращения процедуры банкротства на стадии проверки обоснованности в связи с отсутствием финансирования.

Теперь предлагаю перейти к разделу бремени доказывания по таким спорам.

Как распределяется бремя доказывания при внебанкротной субсидиарной ответственности?

Касательно бремени доказывания при исключении общества из ЕГРЮЛ высказывался Конституционный Суд РФ в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.05.2021 N 20-П «По делу о проверке конституционности пункта 3.1 статьи 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой гражданки Г.В. Карпук».

Главные тезисы заключаются в следующем:

  • Доказыванию подлежат противоправное поведение, вред, причинная связь между ними и вина правонарушителя;
  • Невозможность удовлетворения требований кредиторов предполагается при исключении из ЕГРЮЛ;
  • Исключение из ЕГРЮЛ произошло в результате недобросовестных и неразумных действий (бездействия) КДЛ;
  • Бремя доказывания правомерности действий КДЛ лежит на привлекаемом к ответственности лице;
  • Установлена презумпция: бездействие КДЛ повлекло причинение вреда кредиторам;
  • Бремя доказывания выполнения всех возможных действий для исполнения обществом обязательств перед кредиторами лежит на привлекаемом лице.

Резюмируя, заявитель доказывает:

  • Факт исключения должника из ЕГРЮЛ;
  • Наличие права требования к должнику на момент исключения.

От ответчика требуется:

  • Доказывание правомерности своих действий, которые могут выражаться в выполнении действий, направленных на исполнение требований кредиторов;
  • Раскрытие финансовой ситуации в обществе и пояснения относительно того, по каким причинам общество не смогло расплатиться с кредиторами.

Касательно бремени доказывания при привлечении к субсидиарной ответственности после прекращения производства по делу о банкротстве на стадии проверки обоснованности в связи с отсутствием средств, достаточных для погашения расходов на проведение процедуры банкротства, могу отметить следующие обстоятельства, подлежащие доказыванию:

  • Наличие права требования к должнику;
  • Факт прекращения процедуры банкротства (соответствующее определение арбитражного суда);
  • Одно из оснований, предусмотренных ст. 61.11 или ст. 61.12 Закона о банкротстве (вероятнее всего, придется доказать совершение должником каких-либо убыточных сделок, которые привели к невозможности удовлетворить требования кредиторов).

С учетом того, что кредиторы объективно ограничены в предоставлении каких-либо доказательств, свидетельствующих о наличии оснований, указанных в ст. 61.11, 61.12 Закона о банкротстве, советую использовать разъяснения Конституционного Суда РФ (приведены выше) по аналогии к такому спору.

В частности, логичным будет возложение на привлекаемых лиц бремени раскрытия информации о финансовом состоянии общества, причин неисполнения обязательств перед кредиторами и отсутствия средств у общества.