Адвокат АП Еврейской автономной области Роман Исайкин защищает интересы члена исполнительного органа производственного кооператива, которого обвиняют в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК). 28 сентября в квартире Исайкина провели обыск. Его, как узнала «Адвокатская газета», санкционировал Мещанский райсуд Москвы. Тем же постановлением суд разрешил допросить адвоката в качестве свидетеля по уголовному делу его доверителя.

Следователи полагают, что подзащитный Исайкина вместе с соучастниками подменил листы протокола внеочередного общего собрания участников кооператива и внес в него ложную информацию о новых членах объединения. Документ найти не удалось. Тогда следователь попросил суд разрешить обыск у адвоката, чтобы найти и изъять у него этот протокол, а заодно допросить юриста в качестве свидетеля по делу о месте нахождения документа. Он настаивал: на одном из судебных заседаний адвокат сам подтвердил, что у него есть протокол и он отправил его на экспертизу. При этом следствие уже исчерпало все способы обнаружения вещдока.

АП Москвы отклонила жалобу судьи на неверные приоритеты адвоката

Суд решил, что процессуальные гарантии адвокатов распространяются лишь на те отношения фигурантов дел с их юристами, которые не выходят за пределы профессиональной юрпомощи, то есть не связаны с противоправными нарушениями адвоката или доверителя. Следствие подозревает, что адвокат злоупотребляет правами, а его подзащитный, в свою очередь, злонамеренно использует юриста, указал суд. Поэтому ходатайство удовлетворили и разрешили провести и обыск, и допрос.

Исайкин обратился в Совет АП Еврейской автономной области за разъяснениями и отметил, что о решении суда узнал уже по факту обыска. «Мы никогда не сталкивались с тем, чтобы обыск и разрешение на допрос были рассмотрены в одном производстве. Именно поэтому мы собрали совет, на котором решили, что явка на допрос, как и сама дача показаний адвокатом показаний, крайне нежелательна, поскольку это нарушает права доверителя, который находится под стражей», — прокомментировала ситуацию президент палаты Татьяна Болотова.

Адвокат обжаловал решение райсуда в Мосгорсуде. Он подчеркнул, что по п. 5.2 ч. 2 ст. 29 и ст. 450.1 УПК суд может разрешить обыск у адвоката только в случае возбуждения против него уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемого, чего не произошло. Он пояснил, что до вступления в защиту не знал ни доверителя, ни детали деятельности кооператива. «У суда первой инстанции отсутствовали законные основания для разрешения обыска в отношении меня как адвоката», — убежден Исайкин.

Болотова добавила, что этот случай не заслуживал бы внимания, но суды могут взять на вооружение такой вариант противодействия адвокатам.

«На каждый факт такого нарушения нужно обязательно реагировать адвокатскому сообществу. Мы не должны давать судам возможность допускать подобные ошибки».

Президент палаты отметила, что недопустимо разрешать допрос адвоката так формально — по тем же основаниям, что и производство обыска, то есть с целью поиска документа. Даже если бы протокол действительно был у адвоката, он находился бы в адвокатском досье и составлял адвокатскую тайну, добавила Болотова. «Мы считаем, все это связано с тем, чтобы адвоката вывести из дела, дабы устранить добросовестную защиту», — заключила она.