23 октября 2017-го Томский кабельный завод обязался поставить товар «ГСП-Комплектации». Покупатель заплатил авансовые платежи на сумму 27 млн руб. тремя траншами в первой половине 2018-го, но получил товар лишь на сумму 22,1 млн руб. Срок поставки всего объема товара наступил 21 июня 2018 года. Спустя почти три года, 11 июня 2021-го, не получивший весь товар покупатель заявил поставщику отказ от договора и потребовал вернуть деньги. Завод контрагенту отказал.

Тогда «ГСП-Комплектация» взыскала деньги в суде в качестве неосновательного обогащения вместе с неустойкой (дело № А56-76859/2022). Ответчик в трех инстанциях настаивал на применении исковой давности, но суды указали: до момента расторжения договора у покупателя не было права требовать возврата неосновательного обогащения.

Акты сверки, таблицы, переписки: «продлеваем» сроки исковой давности

В жалобе в Верховный суд завод настаивал: срок исковой давности нужно считать с момента истечения срока на поставку. Также заявитель приводил доводы о надлежащем уведомлении покупателя о готовности товара к отгрузке и необходимости произвести оплату согласно условиям спецификации. Завод полагал: при отсутствии оплаты товара в 100%-м размере у поставщика не возникла обязанность по поставке товара, соответственно, нет и оснований для начисления неустойки за просрочку поставки товара.

Течение срока исковой давности по требованиям о возврате перечисленной суммы исчисляется с момента нарушения поставщиком срока поставки товара, согласился ВС. В рассматриваемом случае этот срок истекал 22 июня 2021 года, а иск подали 26 июля 2022-го, то есть уже за пределами срока. Значит, у судов не было причин удовлетворять иск, заключила экономколлегия, отменила решения и отклонила иск «ГСП-Комплектации».