В деле о банкротстве «Каюм Нефть» банк «Югра» просил включить в реестр кредиторов должника требование в размере 11,6 млрд руб. (№ А75-21122/2019). Требование финорганизации были основаны на неисполнении должником обязательств по договорам поручительства, на основании которых «Каюм Нефть» в 2017 году обязалось отвечать за погашение компаниями «Восток» и «Билдинг Групп» кредитов, оформленных в «Югре». Поручительство расторгли меньше чем через два месяца после заключения договоров. Оба заемщика не вернули кредиты, и вскоре их признали банкротами. 

«Югра» включилась к ним в реестр, а потом потребовала признать недействительными соглашения о расторжении поручительства. Суд удовлетворил иск и восстановил долг «Каюм Нефти» перед банком. Но включать требования кредитора в реестр поручителя суды не стали из-за пропуска срока исковой давности: заемщики должны были вернуть кредиты не позднее сентября 2020 года и марта 2021-го, а «Югра» предъявила требование к поручителю лишь в мае 2021-го.

ВС решал, в какой срок можно требовать деньги у поручителя

Суд округа отменил решения и отправил спор на новое рассмотрение, указав, что до вступления в силу решений о признании недействительными соглашений у него не было права требовать от «Каюм Нефти» исполнения обязательств поручителя. Договоры расторгли до истечения срока возврата кредитов, значит, срок давности по требованиям, основанным на поручительстве, нужно считать со дня восстановления этих требований. Отказ во включении требования «Югры» в реестр означает достижение участниками сделки противоправной цели — исключения возможности предъявления требований к «Каюм Нефти» по кредиту в интересах независимых кредиторов, а также легализацию такого поведения судом.

В  жалобе в Верховный суд «Газпромбанк» и представитель участников должника настаивали: из-за отказа в применении последствий пропуска исковой давности по требованию «Югры» другие кредиторы, которые вовремя реализовали право на участие в банкротстве, могут претендовать на меньшее погашение их требований.

ВС указал: подавая иск об оспаривании соглашений и предъявляя требования к поручителю, «Югра» действовала в защиту одного и того же интереса — возврата кредитов. Значит, исковая давность по таким требованиям должна начинать течь одновременно. Узнав о наличии пороков у сделок, банк с этого же дня должен был осознать, что у поручителя есть непогашенный долг. При этом последовательность споров — об оспаривании сделки и взыскании долга — не влияет на исковую давность, ведь банк мог подать второй иск и попросить суд приостановить его до рассмотрения первого, напомнил ВС.

В итоге экономколлегия отменила постановление суда округа и оставила в силе решения проверочных инстанций.